Сезон Станиславского: осенний марафонВ столице стартует «Сезон Станиславского». В афише фестиваля, который проходит в юбилейный год 150-летия К.С. Станиславского, — имена режиссеров разных поколений. Что нужно смотреть в первую очередь?

В сущности, все драматические спектакли можно разделить на четыре категории. Когда плохой режиссер ставит плохую пьесу. Когда хороший режиссер ставит плохую пьесу. Когда плохой режиссер ставит хорошую пьесу. Наконец, когда хороший режиссер ставит хорошую пьесу. Юбилейная программа фестиваля «Сезон Станиславского» состоит из постановок последней категории. Среди режиссеров — представители разных поколений. От молодого, только входящего в мировую элиту Мэттью Лентона до патриарха европейского театра Питера Брука. Упор сделан на мастеров, определяющих сегодняшний театральный ландшафт: Эймунтас Някрошюс, Люк Персеваль, Лев Додин, Кама Гинкас. Среди авторов — Метерлинк, Шекспир, Чехов, Ибсен, Данте.

Фестиваль открывается «Божественной комедией» в постановке Эймунтаса Някрошюса — копродукция фестиваля и театра Meno Fortas.

«В венке олив под белым покрывалом»
Комментарии к «Божественной комедии» Данте составляют внушительную библиотеку, где можно найти расшифровку практически каждого образа поэмы, каждого сюжетного поворота, каждой терцины. В спектакле Эймунтаса Някрошюса несколько раз зачитывают эти ученые комментарии, открывая толстый фолиант. Но интересует режиссера не столько аллегорический путь человеческой души в поисках света, сколько земная любовь флорентийца Данте к девочке Беатриче, которая жила на соседней улице, носила красное платье и рано умерла. В поэме Беатриче ждет Данте там, в Раю, в кругах Света, а у Някрошюса Беатриче идет вслед за любимым кругами ада, изнемогая телом и душой. Она всегда рядом, когда ему трудно. В самые тяжелые минуты Беатриче утешает Данте, ласкает его, он ощущает тепло ее присутствия, как мы ощущаем
близость своих ушедших в сновидениях…

«Божественная комедия» — одна из самых бытийственных театральных постановок последних лет. И, может, поэтому — одна из самых остроактуальных. Это только кажется, что политики говорят важное о дне сегодняшнем, на самом деле о гла

 

Сезон Станиславского: осенний марафонвном говорят только философы и поэты. «Божественная комедия» — о человеческой жизни, а стало быть — о вечных грехах мира: о корыстолюбии и властолюбии властей, о человеческой жизни, так легко разменивающейся на мелкую политическую монету. Самый головокружительный текст мировой литературы обрел сценическое дыхание, прозрачность смыслов, мотивов, тем, ощущение чуда, когда тебе навстречу идет «Любовь, что движет солнце и светила»…

Палачи и жертвы
Люк Персеваль приезжает в Москву впервые с двумя постановками — давним, ставшим уже классическим «Отелло» и новинкой — «Вишневым садом». Сопоставление спектаклей дает возможность увидеть и диапазон режиссера, и пройденный им путь. И его верность основным темам и мотивам, главный из которых — столкновение брутальной мужской жесткости и женской беззащитной доброты. В солдатском грубом мире, где объясняются на полумате, а осколки битого стекла ранят босые ноги, гибнет нежная Дездемона. Мир безжалостных дельцов губит Раневскую. Героиня спектакля Персеваля не может уехать из дома, где могилы родных, где среди деревьев бродят призраки покойных мамы и сына. Она так же не может уехать отсюда, как не могут эмигрировать вишневые деревья. В финале, собравшись на авансцене, стоят, озираясь, бывшие обитатели усадьбы. И только Раневскую подхватывает на руки неожиданно молодой и сильный Фирс и уносит, кружа в последнем нескончаемом танце.

«Если бы знать, если бы знать…»
Лев Додин привезет еще не виденные москвичами «Три сестры», последний спектакль-кульминацияего долгого чеховского цикла. Офицерские мундиры, шинели, фуражки, тяжелые дамские шубы и пальто, отороченные каракулем. Смешные шляпки. Негнущиеся платья. Усы и бороды мужчин. Гладко убранные женские головки. Часы вызванивают мелодию популярной песенки Ta-ra-ra Boom-de-ay. Дом Прозоровых увиден в спектакле МДТ с тем чувством кровного родства, но и отдаляющей исторической дистанции, с каким было увидено Пекашино в «Братьях и сестрах». Чистая кантилена чувствто и дело рвется от грубых прикосновений шершавой жизни.Для Чехова счастливый человек всегда морально подозрителен. Среди персонажей «Трех сестер» себя счастливицей называет только старуха нянька, предовольная своей казенной комнаткой с казенной кроваткой… И жалкость этого крошечного счастья сливается с надсадной тоской и болью, звучащими в каждом из персонажей. На сломе тысячелетий, в пору ожидания не то третьей мировой войны, не то экологической катастрофы мы, похоже, заново открываем для себя ужас одинокого человека, безнадежно вопрошающего молчащие небеса: «Если бы знать… если бы знать…»

 

Сезон Станиславского: осенний марафонЖенщина, которая не сможет смириться
Про постановки Камы Гинкаса часто говорят, что они сильные. Даже не принимающие его эстетику не могут освободиться от разящей режиссерской мысли, упрямо вбиваемой каждой мизансценой. В первом его спектакле на сцене Александринки к силе высказывания добавилась легкость. Монументальная, сложно построенная «Гедда Габлер» — спектакль легкого дыхания, стремительного ритма, летящей интонации и неожиданного решения. Каму Гинкаса никогда не интересовали женщины, которые могут смириться с тем, что жизнь груба, героини, которые умеют собирать счастье по крупицам и лучикам. Ему ближе бунтарки, требующие все или ничего, не желающие сдаваться, даже когда ни выхода, ни смысла в бунте не остается. Сделав Гедду вдвое моложе всех окружающих ее мужчин, Кама Гинкас резко сместил смысловые акценты пьесы. Тут не взрослая, опытная и сильная женщина-вамп проводит эксперименты над душами окружающих людей, но оскорбленная девушка мстит за то, что считает своим унижением. И это режиссерское решение дает новую жизнь заигранной коллизии на тему «в каждой женщине должна быть змея». Страшна ярость оскорбленной женщины, ярость оскорбленной девушки — еще страшнее. Женская тема звучит почти во всех спектаклях фестиваля, который завершается моноспектаклем Warum Warum, созданным Питером Бруком для изумительной Мириам Голдшмидт. А зрители, прошедшие растянувшийся на месяц театральный марафон, смогут убедиться, что любить театр вовсе не так трудно, как им ранее казалось.

фото: пресс-служба фестиваля

О. Егошина

источник: http://www.vashdosug.ru/msk/theatre/article/69195/

Дата: 4 October 2012 | Разделы: События | Комментариев: 0 | Просмотров: 0 | Голосов: 0

Новости по теме